полная версия
Оксана Красильниковаавторы
+5
31.07.2017 в 16:49НАС НЕ ДОГОНЯТ ДАЖЕ ДОГОНЫ

Переживания по поводу большого расхода топлива постепенно улеглись: во-первых, мы припомнили наши недавние потери – одно ограбление в Никарагуа чего стоит! Плюс опоздание дочки на рейс до Владивостока, когда пропал её тур в Северную Корею. А ещё в прошлом году не успели на самолёт в Мюнхен. Тимофей добавил историю про нашу Марину Деревянко, которая перепутала аэропорты в Токио и “конкретно налетела на бабки”. Короче, не ошибается тот, кто ничего не делает.

Во-вторых, я пожаловалась по телефону Оксане на дороговизну бензина, и она договорилась, чтобы Ибрагим, водитель джипа, держал экономичную скорость и разумнее использовал кондишен. Таким образом, цена вопроса уложилась в 100 евро, “по червертаку с носа”, резюмировал супруг. 

Хорошо едем, но Тимофей всю дорогу от БамакО до СегУ с маниакальным постоянством гундосит: надо остановиться, набрать бензина в бутылку, у меня есть керосинка, на ней можно готовить… И так раз пять-шесть, не меньше. Это какие надо иметь нервы! Решила “из лимона сделать лимонад” и похохотать над Тимошей: как только в Сегу увидела в бутылках разлитый бензин, попросила его сфотографировать нас с Ириной, типа, возле пальмы. Про себя подумала, если он ещё раз скажет про бензин, я ему тут же покажу фото! Мол, чего-же ты его не покупал? Но нет, как отрезало, про бензин больше не вспоминал!

В центре Сегу натыкаемся на ряды сувенирных лавок, где торгуют всякой всячиной: женскими украшениями, платками, масками... Ясно, что туристы здесь бывают, раз народ живёт этими промыслами. Вычислив слабое звено в нашей группе, ко мне сразу подбегает парень и начинает по-английски рассказывать про терроризм, отсутствие туристов и, соответственно, работы. Узнав, что мы из России, берёт меня за руку и ведёт в свой “Путин-шоп”. Конечно, в его палатке нет ничего особенного, но сообразительность и настойчивость надо вознаградить – покупаю у него аутентичный малийский браслетик (моя помощь Африке).

 

 


Покататься на лодке из-за недостатка времени не удаётся, зато мы успеваем увидеть, насколько тяжело живут люди в Мали: на осликах они везут на рынок дрова, доставленные по реке. Хозяева в кровь, до мяса хлещут своих возчиков, которые вряд ли упрямятся, скорее, просто не в силах везти в гору непосильный груз. Тимофей с ненавистью смотрит на бессердечных истязателей, но такова жизнь – комитета по защите животных, по видимому,  в Сегу пока не существует.

Попетляв по городу, присаживаемся передохнуть в уличном кафе. Удивительно, но кофе здесь шикарный, хотя чашки моются по походному – в ведре. Тимофей, польстившись на запах омлета, просит супруга узнать сколько стоит блюдо и заказывает его себе. Ох, почему же у них кухня не за какой-нибудь перегородкой? С моим отношением к чистоте лучше всего этого не видеть! Уговариваю себя, что африканскую антисанитарию нужно принимать как есть и наслаждаться жизнью! 

 


Тимофей, наблюдая как готовится еда, вспоминает, что подхватил на рынке в Юго-Восточной Азии гепатит и потом валялся несколько недель в больнице. Но голод не тётка и сейчас он за обе щеки уплетает яйца с помидорами и луком. Ирина берет из его тарелки всего кусочек, наверное, чтобы не обидеть друга брезгливостью. Мы с мужем пока не рискуем пробовать что-то подобное. Я читала на сайтах путешественников, нас должно хватить на два-три дня, а потом озвереем от голода и будем мести всё подряд. Но до этого пока не дошло, поэтому жуём багет, в надежде, что от него с нашими желудками ничего не случится.

Местные дети, завидев нас, кричат, как по команде, одну фразу: “ТубабУ пран ле фото!” Позже Оксана мне объяснила, что “тубабу” значит белые люди, от арабского “табиб” – доктор, лекарь. Раньше в Африку приезжали  европейские врачи и всех белых стали звать “тубабу”. В переводе фраза звучит так: БЕЛЫЕ ЛЮДИ ДЕЛАЮТ ФОТО. “По улицам слона водили, как видно напоказ…”, – только слонами сейчас являемся мы.


Дальнейший путь лежит в Дженне и страна продолжает поражать нас новыми картинками: нищета, глиняные хибары и тут же спутниковые антенны, солнечные батареи. Никак не могу привыкнуть, какой-то сюр! 

За окном пошёл монотонный дождь и, чтобы развлечь себя, устраиваем викторину. Нужно петь по куплету песни, в которой есть какой-нибудь цвет, например: “Синий-синий иней...” или “Сиреневый туман”... Ирина охотно составила нам компанию, а Тимофей сказал, что песен не знает, петь не умеет и вообще не понимает зачем люди сочиняют стихи. Короче, гусь свинье не товарищ. Ну и ладно! 

Когда вдоль дороги появились баобабы, я затянула: “Где баобабы вышли на склон, жил на поляне розовый слон...” , а муж стал перебивать меня: “Но, если туп как дерево – родишься баобабом и будешь баобабом тыщу лет, пока помрёшь!” (говорят, что самому старому баобабу примерно 6,5 тысяч лет). На фоне скудной малийской растительности, баобабы, не слишком высокие деревья, смотрелись очень мощно: они были будто бы посажены корнями вверх и выглядели как старцы, с растрепанными седыми волосами.

Встретились и огромные термитники, величиной с одноэтажный дом, удивившие нас не только своими размерами, но и причудливыми формами. Тимофей, впечатленный дизайнерскими находками насекомых, превратился в заядлого исследователя термитных конструкций – наверное, потому что  по образованию он инженер-строитель.


Переправившись на пароме через Бани, очутились на речном острове, в Дженне, самом старом городе Мали. Место это известно на весь мир своей глинобитной мечетью, выполненной в судано-сахельском стиле – именно за этой красотой мы и стремились сюда. Про неё нам говорила Оксана и показывала фотографии, на которых жители города всем миром обмазывали мечеть глиной, превращая монотонную работу в великолепный праздник. 

 

Сейчас мечеть смотрелась снова молодо, совсем как новая. А местные верующие наверняка просят Аллаха, чтобы он помог завершить строительство моста и дамбы, тогда Бани напитает округ живительной влагой и превратит его в цветущий оазис. Ведут работы южнокорейские специалисты и, как обычно, китайцы, а финансируют стройку ЕС, малийское правительство и частные арабские банки. Об этом рассказал знакомый мадам Гиндо (так Моуди уважительно называл Оксану), переводчик, встретивший нас в Дженне. От него и Амаду, местного экскурсовода, узнали подробности их жизни: у каждого из мужчин по 4-5 детей (Моуди пошутил, что он вообще-то футбольную команду готовит). С туристами после 2012 года, когда террористы захватили север страны, стало совсем туго – раньше приезжали тысячи, а за последние три недели мы первые. Трудно приходится, но люди не унывают.


В этот момент я подумала, что в Мали всё равно жить легче, чем у  нас: население растёт – рождаемость в 4 раза выше смертности, женщины не страдают от одиночества – мужчин хватает, да ещё узаконено многоженство, никто не замерзает – зимой средняя температура +32, земля плодоносит, по уровню счастья, помню, Мали была на 140 месте, в то время как Россия на 172! Короче, живут, притом с улыбкой!!!

                                                                              ***
Отель в Дженне немного напоминал марокканский риад – тот же внутренний квадратный дворик, только без зелени и фонтанчиков. На первом этаже располагались номера с кондиционерами за 2500 руб., а на втором с вентиляторами за 1500. Так как кроме нас туристов не наблюдалось, решили осмотреть весь номерной фонд и заглянули в каждую комнату. Однако выбор был почти без выбора: окон наружу нет – вид не оценишь, а всё остальное типичное – душ, туалет, кровать, стол, стул. 

Мы взяли номер с кондиционером, а Тимофей как всегда экономил. Ирина, про между прочим заметила, что раньше такой прижимистости за ним не водилось. Они даже брали машину напрокат и путешествовали по Америке, но теперь “Тима играл на понижение” и постепенно превратился в закоренелого дауншифтера. Кстати, утром наши сотоварищи выглядели как два выжатых лимона – ночёвка в парилке дала о себе знать. 

Экскурсия по городу понравилась! Амаду провел нас через двор своей матери, живущей рядом с мечетью, на крышу и оттуда показал Дженне. Красота!!! Настоящий песочный город! Как игрушечный! Помню, детьми мы пытались строить песочные замки на речке, но у нас не получалось их сохранить, а у этого сказочного города позади столетия!

Смотреть на Дженне с высоты птичьего полёта чудесно, а вот ходить по улицам малоприятное занятие. Тимофей, бывавший в Индии,  грустно пошутил, что видел много грязи, но оказывается ещё не всю! Притом свалки мусора и канализация со свойственным ей запахом, текущая поверху – это ещё не самое удручающее. Здесь тебя постоянно окружают худенькие детишки с пустыми мисками, которые просят милостыню. Амаду объяснил, что дети побираются, потому что родители их отправили из деревень в город учиться, но денег на пропитание не дали. Раз в день их бесплатно кормят в мечети, а в остальное время они должны находить еду сами. Но что можно найти на хоженном-перехоженном острове?!

Толпы ребятишек бегут за нами и просят кади (подарок) или бон-бон (конфеты), экскурсовод их периодически отгоняет. Конечно, мы привезли с собой гостинцы – печенье, конфеты, брелоки, значки, но тут Африка! Миллионы голодных детей! Вчера я раздавала в одной деревне печенье, оно досталось 6-7 черноглазым чертятам, а следом прибежали ещё 15! Эти просящие взгляды вызвали у меня острое чувство безысходности: мы выбрасываем немодные вещи, а у них трусишки на верёвочке, у нас предлагают свои услуги тренеры по питанию, обещающие организовать диету, а у этих детей нет в достатке даже обычной еды! 

Некоторые детишки сосали что-то белое из кулька, похожее на сметану из целлофанового пакета. Оказалось, варёный рис. Сразу вспомнила, как раньше соседские девчонки выносили хлеб с маслом, посыпанный сахаром, и мы просили “укусить”, а здесь другие “деликатесы”! 


У Ирины тоже сжималось сердце от этой картины, до того было больно глядеть на этих детей. У них нет ни одежды, ни игрушек, ни тетрадей, ни карандашей… (вместо игрушек они катали прохудившуюся камеру и стреляли из картонного автомата, вырезанного из коробки). 

Возле мусульманской школы, прямо на земле, сидели ребятишки постарше (экскурсовод объяснил, что из-за жары занятия проводятся на улице). В городе 42 школы, в каждом классе 100-200 учеников, мальчики и девочки обучаются отдельно, они учатся читать суры из Корана. На десяток учеников – одна небольшая дощечка, где ребята по очереди выводят арабскую вязь. Чашка разведенной глины и палочка заменяют перо и чернила. 

Старших здесь уважают, а за непослушание строго наказывают. Марабу – учитель и мудрец, но в его руках плётка.  При этом у детей нет страха в глазах, а, наоборот, хорошее настроение! Кажется, что солнце их заряжает энергией, а равенство в нищете дарит чувство справедливости. Они все вместе, они одна семья! 


Временами мне казалось, что это всё театр, какой-то перфоманс, словно нас ведут по специально организованным для туристов местам. Маленькие девочки стараются незаметно коснуться моей руки. Некоторые, осмелев, подставляют свою ладонь в надежде, что я отвечу на приветствие. И когда получают желаемое, весело хохочут.

15-ти летние девушки уже замужем. К их привычным обязанностям по дому, добавляется уход за детьми, которых рожают, по-видимому, сколько бог даст. Идущие с речки женщины, (они там естественно не купались, а стирали), напоминают красивых, но навьюченных лошадей: жизнь заставляет носить детей за спиной, в повязанных особым способом платках, выстиранное бельё на голове в огромном тазу, а в руках по ведру воды. Но какая при этом у них грация и походка!

У мусульман пост, поэтому город просыпается рано:  в 4 утра – молитва, до восхода солнца – завтрак, потом народ расходится по полям. Религиозные установления соблюдаются лишь в целом, в Мали с этим просто. 


Видим, мужчины “работают на кирпичном производстве”: прямо рядом с домом делают кирпичи, вручную месят глину, добавляют необходимые составляющие. Конечно, равенство и здесь относительное – у кого-то есть дома водопровод, а кто-то таскает воду из реки…
 

                                                     

Амаду спросил, будем ли ужинать? Цена за двоих в пределах 500 рублей. Конечно! В последний раз нормально питались вчера вечером. Наши попутчики снова экономят. На самом деле они, конечно, не худеют, а уминают дошираки с колбасой, привезённые из России и, естественно, едят манго. В конце путешествия Тимофей уже не мог на него смотреть, но всего один день, а потом снова стал мангоедом и даже увез в Москву пару вёдер. 

На ужин рыба с рисом, второй день подряд. Я довольна (у меня, как у Карла Маркса, любимая еда – рыба), муж пока тоже не возмущается, но надолго ли его хватит? Обслуживающий нас официант приносит чистейшие стаканы, приборы, салфетки, от него пахнет хорошим одеколоном. Надо же!!! За дверями риада сплошная помойка, а у нас тут цивилизация! Вспоминаю Оксану и мысленно благодарю её – это она всё организовала!!! Спасибо, дорогая, ещё раз спасибо!!!

После завтрака покидаем Дженне. В ожидании парома, становимся жертвами атаки местных девчонок, торгующих самодельной бижутерией, в основном, сделанной из бисера. Нам ничего не надо, вчера купили, показываю, что у нас уже есть такие ожерелья и браслеты, но девчонки не унимаются. Самая горластая кричит по-английски (остальные говорят только на местном языке бамбара): “Мистер! Гив ми ван таузенд!” Знает всего одну фразу, но своей энергетикой покоряет мужа, и он говорит: “Купи у неё браслетик, подаришь кому-нибудь. Пусть учит язык, он ей поможет в жизни”. Покупаю.

Ирина достаёт последний пакетик со сладостями, попутно ругая себя, что взяла в Африку шоколадные конфеты, а не леденцы. Раздаёт “Белочку” девчонкам и через минуту нас буквально заваливают подарками: через окно в машину передают браслетики, бусы, брелоки… Бесподобно! Наверное здесь так принято, если тебя угостили, нужно отблагодарить!


Огибаем какую-то пересыхающую речку, где в оставшихся лужах копошится рыба. Местный народ её весело собирает. У малийцев опять целый праздник! Удивительно, они всегда в хорошем настроении! Меня охватывает необыкновенное, доброе чувство – когда-то читала у Пауло Коэльо историю про двух пожарных: один после тушения пожара вышел чумазым и не пошел мыться к озеру, а другой чистым, но отправился смывать копоть. Так и мы – смотрим на других и видим себя. Нет никакого деления на белых и чёрных, есть люди, достойные люди, которые в этих непростых условиях радуются, любят, растят детей и не выживают, а живут! 

Проезжая через Мопти, снова оказываемся на берегу Нигера и решаем всё-так реализовать свой план, покататься на лодке. Экскурсовод, он же владелец судна, замотанный в белый туарегский тюрбан,  эдакий стильный житель африканских пустынь (в современных солнцезащитных очках, красной футболке, джинсах и говорит по-английски). Предлагает за 20 тыс. франков (2 тыс. руб.) показать три деревни. Долго торгуемся, спорим, но в конце концов соглашаемся на две деревни – мы ограничены во времени, поэтому едем в рыбацкую деревню Бозо и в скотоводческую Фани. 

По дороге парень гордо рассказывает о том, как ещё его дед и отец занимались изготовлением лодок, какое это непростое и трудоемкое дело. Например, наш пинас – узкий, длинный, с навесным мотором, при желании сюда можно набить до 50-ти человек, строили более полугода. 

В деревнях нас неизменно встречают ватаги мальчишек, мы направляемся за гидом и с любопытством заглядываем в хижины, напоминающие соломенные домики Ниф-Нифа, Наф-Нафа и Нуф-Нуфа. Никто нас не гонит, всё интересно, но нам нужно успеть добраться в Страну догонов. Дело в том, что на дорогах Мали с 18-ти часов действует комендантский час. Муж уже вовсю поёт песню “Татушек”, переделывая текст: “Нас не догонят даже догоны…” Он знает о догонах с детства, в 70-е годы о них много писали в журнале “Вокруг света”, как о племени контактирующем с инопланетянами. Правда, тогда он не знал, что этот народ живёт как раз здесь! 

                                                                              ***

Вот и приграничная зона. К северу от Бандиагары с 2012 года правительственные войска не контролируют территорию и, к сожалению, “в далёкой бухте Тимбухту” уже не побывать. Из-за атак террористов в стране рухнул почти весь туристический бизнес, но Моуди вчера пообещал, что мы будем ночевать в безопасном месте и отель так хорош, что там есть даже бассейн.

Первая догонская деревня называется СонгУ. Перед тем как заехать туда, к нам в машину подсаживается экскурсовод МабУ (на заднем сидении нас теперь четверо). Я страшная нюхачка, в детстве даже мечтала быть парфюмерным дегустатором, поэтому сразу замечаю – от него слегка пахнет спиртным, скорее всего, пивом. Странно, ведь гид одет вроде как в мусульманскую одежду, эдакую длинную рубаху. Спрашиваю, мол, бог разрешает пить или под крышей Аллах не видит? Мабу отвечает, что он не мусульманин, а анимист, ещё среди догонов можно встретить и христиан. Позже догадалась, как отличить чей двор проезжаем: если гуляют козы и куры, то здесь живут приверженцы ислама, а коли поросята – значит наши единоверцы или поклонники духов. 

Внешне Мабу очень напоминает Оксаниного мужа. Ой, она же говорила, что Якубе из догонов, но что они так похожи между собой я не подозревала! Оказывается, догоны тщательнейшим образом следят за чистотой крови и женятся исключительно на представителях догонских семей, отслеживая родство по фамилии и не смешиваясь с остальным населением. Пять основных кланов имеют свои родовые знаки, которые начертаны на скалах и  обновляются каждый год. 
 

Надо же, встречающие нас догонские дети настолько чистые и ухоженные, как будто из другой страны! Хотя игрушек у них тоже нет – рогатка и горка из камня не считается, но мы заметили, что общий уровень благосостояния тут существенно выше.


Отель в Бандиагаре, столице Страны догонов, действительно, оказался с бассейном, но во всем остальном нам не повезло: жарко, а мы взяли номер без кондиционера. На ужин заказали снова рыбу, не брать же сухую курицу,  но капитана не было, только карп. Муж к нему почти не притронулся, он чем-то вонял, а я, как страстная любительница, слопала почти половину – за что и поплатилась: пришлось пить “Левомицетин”).

За предстоящее путешествие по шести деревням, ужин, завтрак и ночевку на крыше догонского дома заплатили экскурсоводу 10 тыс. руб. на всех.  Тимофей снова отказался от еды, экономя на питании. Утром нужно было ещё отдать 300 руб., чтобы купить орехи-кола для деревенских жителей. Мабу сам раздавал от нашего имени угощение местным старейшинам в знак особого уважения. 


Дети как всегда попрошайничали. В Стране догонов в особой цене оказались пластиковые бутылки, со всех сторон слышалось: “Тубабу! Сава! Дон ла бутэй!” “Белый человек! Привет! Дай бутылку!” Но как отдать воду в такую жару?!

С этими бутылками вышла ужасно некрасивая история: накануне, когда мы рассчитывались с экскурсоводом, у него не оказалось сдачи. Зная, что вода в Африке нужнее всего, я предложила Мабу вернуть долг водой. У Тимофея с Ириной в джипе стояла коробка с водой и когда экскурсовод стал отдавать нам 4 бутылки, то Тимофей недосчитался нескольких в своей коробке и тут же заподозрил Мабу в краже. Потенциальной жертвой обвинения мог стать и водитель, который взялся доказывать, что у него вообще нет воды в бутылках, только в целлофановых пакетиках (именно в такой расфасовке вода здесь наиболее популярна). И хотя воды, в конечном счёте, всем хватило, Тимофей полдороги бубнил, что украли его воду... 

Понедельник – рыночный день и груженые под завязку микроавтобусы едут из деревень в город. Юг Мали славится манго, а здесь, на севере, выращивают просо, арахис, фасоль, лук (из него между прочим готовят свыше 50 разных блюд). Урожай собирают один раз в год, но культуры произрастают в разное время, а в сезон дождей деревенские жители устремляются в город на подёнщину.

Дороги очень хорошие. Асфальт необычного, тёмно-коричневого цвета – это глина и красные камни придают ему такой оттенок. Дети шести-девяти лет идут в начальную школу, ежедневно им приходится преодолевать пешком 5-10 км, а те, кто повзрослее учатся в Бандиагаре. Мы зашли в одну из школ и директор страшно обиделся, что ему не дали никаких денег, просто посмотрели и ушли. Белые люди здесь воспринимаются как спонсоры!

Наш гид ходил в школу всего пять лет, а потом заметил, что ему легко даются языки и стал их учить на улице. В итоге, он свободно говорит на шести языках. Кстати, у Мабу одна жена и двое детей, что вообще-то нехарактерно для малийцев. Но у экскурсовода на данный счёт своё мнение: “Жена – это проблема и мне хватает одной проблемы!”

В догонской деревне остановились в отеле “У Али”. Конечно, это не совсем отель, но для африканской деревни там было просто шикарно! Глиняные мазанки, стол под навесом с плетеными креслами, топчаны с матрасами, на которых мы устроили сиесту, ужин (рис, кускус, подливка из овощей и курица), а главное, необыкновенно вкусный малийский чай – крепкий, зелёный, с мятой и сахаром.


Не думайте, что отель нам достался без удобств: никаких дырок в полу – душ, унитазы, горячая вода, канализация! Вот она ломка стереотипов! Спали действительно на крыше, но на специальных матрасах, с постельным бельём, под москитной сеткой. 

Обалдевшие от такого приёма, надышавшись деревенского воздуха, наглядевшись на сияние звёзд, все быстро уснули, и лишь меня не убаюкивала эта пасторальная картина. Наоборот, в голову лезли разные мысли, нахлынули воспоминания… Сначала стала прокручивать в памяти все случаи, когда мне приходилось спать под открытым небом, потом словно в калейдоскопе просматривала сегодняшний день: вот спускаемся с плато Бандиагара в ущелье, наслаждаясь великолепными видами гор, вот наблюдаем за работой деревенских ремесленников и удивляемся, что все баобабы по дороге метра на два в высоту ровненько, как под линеечку, ободраны – оказывается, из коры этих деревьев плетут корзины. 

 

Вот делим с мужем оставшуюся воду на две бутылки, а потом мою половинку ещё пополам, но всё равно вода у него заканчивается и приходится отдать ему свою бутылку.  В 40-градусную жару мы пели, подбадривая друг друга: “Если с другом вышел в путь…”, – такое вряд ли забудется. 


До утра я слушала крики ишаков, блеяние коз, кукареканье петухов, тарахтение мотоциклов, храп Тимофея и никакие беруши мне не помогали, а в 4.00 началась утренняя служба и запел муэдзин. Можно было бы ещё поваляться, но тут поднялся страшный ветер, напомнивший о близости Сахары. Песок стал забиваться в волосы, уши, глаза, казалось, что сейчас разразится ураган,  и мы поспешили спуститься с крыши вниз, но ничего, всё успокоилось.

После завтрака ещё пара экскурсии в этнографические деревни со 100%-ными “музейными экспонатами” (я чувствую, что деревень мы наелись досыта), и затем прощание с Мабу. Он советует нам не быть японцами, то есть не носиться с одной достопримечательности на другую, а погружаться в местный колорит и наслаждаться пребыванием в Африке. 

Впереди у нас ещё 4 страны. Какие ощущения я увожу из Мали? Жаркий климат, проблемы с водой, нет выхода к морю, больше половины территории в руках туарегов, провозгласивших независимое государство Азавад и не подчиняющихся местным властям. Люди живут по разному: кто-то ездит на джипах, а у некоторых нет даже трусов. Но у меня возникло странное ощущение, что оно им и не надо! Они дети природы и природа заботится о своих чадах, даёт им всё необходимое. У них есть простор и свобода, а это покруче, чем тесный комфорт. В Мали живут замечательные люди, мы чувствовали себя здесь абсолютно безопасно, нас повсюду хорошо принимали, начиная от встречи с Оксаной в аэропорту Бамако и заканчивая дружескими улыбками жителей Страны догонов. Мы забираем с собой только добрые воспоминания. Гана всем! По-догонски “гана” – это спасибо!


Тэги: африка

Нравится
Комментарии:
вероника – 31.07.2017 в 19:50
Прочла за пять минут, как же не верится в то,что сейчас - в данное время, кто-то где то живет в такой бедности...очень жаль деток
Спасибо, Оксана,с удовольствие читаю
Андрей – 31.07.2017 в 20:52
Я давно ждал продолжения , и вот дождался ! Как всегда , прочитал с большим интересом и удовольствием ! Не каждый день услышишь из первых уст как живут догоны , и вообще , как в Африке живётся !
Оксана , похоже , что ничего не может ускользнуть от вашего внимания !
Вся наша жизнь состоит из мелочей :
Порой хороших , но бывает - неприятных.
От счастья трудно отыскать себе ключей ,
Средь множества вещичек непонятных .
Конечно , нищета большинства живущих людей удручает, и естественно удивляет тот факт , что уровень счастья и рождаемости в Африке гораздо выше , чем в России и многих других странах . Значит , не так уж у них всё и плохо , как
можно подумать , глядя на фото голодных ребятишек .
Рассказ впечатляет своей информационной насыщенностью , и концентрацией внимания казалось бы иногда на мелких , но важных деталях вашего экстремального путешествия !
Спасибо за предоставленную возможность ознакомиться пусть не со всей , но современной Африкой !
Естественно , жду дальнейшего описания ваших приключений !
ГалинаНабережные Челны – 1.08.2017 в 4:47
Оксана,с большим интересом прочитала и посмотрела все и у меня родилась идея: бесплатно отправлять на само выживание вечно ноющих наших граждан :"Плохо живем,бедно живем и т.д"на 10 дней и тогда по возвращении они буду ценить то ,что имеют,почувствуют себя богатыми и начнут уважать свою страну.
Игорь Смирнов – 1.08.2017 в 7:17
Прочитал рассказ про Африку "Нас не догонят, даже догоны".
Из всех частей про Африку, эта часть мне понравилась больше всего.
Наверное потому, что так тепло в ней рассказано про местное население.
Улыбчивое, неунывающее, гразиозное.
Доброжелательно любопытное.
Конечно же периодическое недовольство Тимофея, несколько портит картину путешествия, зато описание африканской действительности увлекает своими подробностями.
Очень отчетливо представил себе баобабы, с растепанными косматыми ветками.
Соседство бедности и очагов цивилизации, все совпадает с представлениями почерпнутыми из телерепортажей. Может когда-нибудь глобализация изменит и жизнь Африки до европейского уровня?
Увы риторический вопрос.
Владимир Кобрин – 2.08.2017 в 15:10
Очень интересный рассказ и шикарные фотографии, Оксана! По фото видно, что местное население это жизнерадостные и дружелюбные люди даже несмотря на относительно невысокий уровень жизни! Необычайно познавательно написано! Супер! Жду окончания этого удивительного путешествия!
добавить комментарий